Медиация в нотариальной деятельности

Получение нотариусами статуса медиатора выведет нотариальное удостоверение медиативных соглашений на новый уровень

Медиация в нотариальной деятельности

На прошлой неделе состоялась международная научно-практическая конференция «Российский нотариат: 30 лет на службе государству и обществу». В ходе мероприятия затронули и тему взаимодействия нотариусов с медиаторами.

В частности, ей был посвящен доклад Елены Борисовой - доктора юридических наук, профессора кафедры гражданского процесса юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, члена Научно-консультативного совета Федеральной нотариальной палаты, Руководителя Школы примирения юридического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова.

  

loonapix_1679553835904252313.png

Елена Борисова — доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, член Научно-консультативного совета Федеральной нотариальной палаты, Руководитель Школы примирения юридического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова



В статике и динамике

«Тема моего доклада - в духе выступления Президента Федеральной нотариальной палаты Константина Корсика, который обратил внимание на интерес нотариусов к медиации, на ее сочетание с нотариальной деятельностью.

Лет двадцать назад такая постановка вопроса, как «медиация в практике нотариуса», как минимум, вызвала бы удивление, как максимум - неприятие. Вроде все слова понятны, но соединить и представить термины вместе, наверное, было бы трудно. Сейчас же это наша реальность.

Есть много теоретических исследований, посвященных медиации в нотариальной деятельности; развивается практика медиации; да и сами нотариусы, не подозревая этого, совершают определенные действия медиативного характера, применяют на практике и конфликтологические компетенции, и переговорные, и коммуникативные… И даже, по наитию, по накопленному опыту, используют особый инструментарий медиатора, который в том или ином объеме у каждого нотариуса есть. Ко всему тому, что сейчас называется медиативными техниками, так или иначе нотариусы в своей деятельности обращаются. Без этих техник не так легко было бы в ситуациях, когда требуется что-то прояснить, урегулировать, обсудить.

Но есть нотариусы, которые делают это на профессиональном уровне. Это те, кто прошел профессиональную подготовку и получил дополнительное образование медиатора. Они системно и осмысленно используют приобретенные знания, умения и навыки в своей практике.

Таким образом, медиация уже присутствует в нотариальной деятельности в статике и в динамике.


Нужно обучаться

Конечно же, профессиональные навыки медиатора нотариусу нужны. Нельзя отрицать необходимость дополнительной подготовки в наше время, когда не так сильны коммуникативные связи, когда общество довольно конфликтное. Наверное, не должен стоять вопрос о том, надо ли получать такое допобразование или нет. Безусловно, надо.

Нотариус должен получить теоретико-практический минимум в виде освоения коротких программ, где ему расскажут об основных компетенциях; либо классический базовый курс медиации объемом 120 часов, который и позволит сочетать медиацию с нотариальной деятельностью.


Работа сложная

Помимо того, что каждый нотариус профессионально или по наитию использует определенный набор инструментов посредников, медиация проникла в нотариальную деятельность в форме конкретного нотариального действия - удостоверения медиативного соглашения.

Отмечу, что это сложная работа. Наверняка каждый нотариус, кто сталкивался с просьбой удостоверить медиативное соглашение, раздумывал, как к этому подойти. Ведь помимо выполнения требований Основ законодательства о нотариате, необходимо внимательно оценить медиативное соглашение. Важно проверить, что это за сделка, есть ли признаки необычности, как было заключено соглашение, кто участники, в каких отношениях они состояли, и много других дополнительных вопросов задать. А еще при такой проверке нужно помнить о требованиях Росфинмониторинга и уведомлять ведомство об удостоверении подозрительного медиативного соглашения.

Возникают и дополнительные вопросы. А если медиатор не был юристом? А если в медиативном соглашении основной конфликт семейно-правовой уладили, но указано на необходимость снять с регистрационного учета ряд граждан? Появляются сомнения: а участвовали ли эти лица в медиации?

Что делать нотариусу? Может ли он, как суд, который осуществляет контроль за деятельностью третейского суда в предусмотренной законом процессуально-правовой форме, проверить с точки зрения содержания договоренности, и на чем они основаны; узнать, чем руководствовался медиатор и т. д.? Нет. Он вправе лишь выразить некоторые сомнения. И это делает менее привлекательным нотариальное действие, потому что есть определенные риски.

У нотариуса риски связаны и с административной ответственностью, ведь, если он ошибется, не увидев подозрительности сделки по критериям Росфинмониторинга, то может ожидать неблагоприятных последствий.


2023-03-23 09.43.23.jpg


Нотариус + медиатор-нотариус

В этом смысле, думаю, надо выходить на новый уровень. Можно двигаться постепенно.

Первое – нужно проработать тему взаимодействия нотариуса и медиатора. Случается, что к нотариусу приходят граждане, например, по наследственным делам или по поводу раздела имущества супругов. Нотариус, наблюдая конфликт, понимает, что довольно трудно будет совершить то или иное нотариальное действие для решения вопроса с имуществом. И тогда спорящим гражданам можно рекомендовать обратиться к медиатору. Но встает вопрос: а к кому направить людей, к какому медиатору. И кто тот медиатор, который не только пройдет по всем этапам процедуры медиации, не только поможет урегулировать конфликт, но и подведет к соглашению, которое может быть удостоверено нотариусом.

Если перевернуть эту ситуацию и говорить о взаимодействии медиатора и нотариуса, оно тоже возможно. Речь идет о том, когда медиатор не понимает с точки зрения права, как быть при урегулировании конфликта. В этой ситуации для посредника разумно рекомендовать гражданам направиться к нотариусу. Возникает вопрос: к какому нотариусу? А вдруг посредник ошибется, а стороны потом скажут: «К кому вы нас направили? Этот нотариус ни сном ни духом…».

К чему я клоню? К тому, что эффективное взаимодействие между медиатором и нотариусом возможно, если есть профессиональные нотариусы-медиаторы или медиаторы-нотариусы. Тогда не возникает проблем: нотариус «А» при возникновении конфликтной ситуации, не будучи медиатором, может рекомендовать обратиться для проведения медиации к нотариусу «Б», который имеет профессиональный статус медиатора. И это позволит, на мой взгляд, минимизировать риски при удостоверении медиативных соглашений.

Но здесь необходимо наличие достаточного числа нотариусов-медиаторов, прошедших подготовку по программе «Медиация. Базовый курс» объемом 120 часов. Реестр таких нотариусов-медиаторов может вестись нотариальными палатами регионов и Федеральной нотариальной палатой.

Эта коммуникация между нотариусами в одном регионе наверняка помогла бы вывести удостоверение медиативных соглашений на более качественный и профессиональный уровень.


2023-03-23 09.43.34.jpg


Медиатор и нотариус в одном лице

Еще один вариант - когда нотариус самостоятельно, имея статус медиатора, сам проводил бы примирительную процедуру при необходимости урегулирования конфликта.

Здесь возникает вопрос: а как это вписывается в сегодняшнюю модель, в Основы законодательства о нотариате. Думаю, тут уместна аналогия с тем, как нотариус ходит на собрания обществ. Для этого он готовится, присутствует на собрании, фиксирует происходящее и т. д. Вот и перед удостоверением медиативного соглашения вполне можно добавить «подготовительный» этап.

Это необходимо, потому что медиация для нотариуса не может быть бесплатной, следовательно, надо вписать ее проведение в содержание нотариального действия «удостоверение медиативного соглашения».

Таким образом, нотариус будет удостоверять «свое» медиативное соглашение – то есть то, к которому в ходе медиации с его участием в качестве посредника пришли стороны конфликта. Он получит оплату за удостоверение медиативного соглашения, частью которого будет являться так называемый «подготовительный» этап.


Как это реализовать?

На мой взгляд, это работающая модель, если обосновать ее, во-первых, с теоретической точки зрения; во-вторых, с точки зрения подготовки изменений в действующие Основы законодательства о нотариате; в-третьих, с точки зрения развития образовательного процесса.

Ведь не все так хорошо в регионах. Я задала вопрос коллегам из Воронежского центра посредничества: «Сколько нотариусов за последние десять лет вы обучили?» Получила такой ответ: «Ни одного». Ни один нотариус не прошел повышение квалификации по базовому курсу медиации. Может быть, конечно, они обучались в других центрах, а не в своем воронежском… В Екатеринбурге Центром медиации и права УрГЮУ (за все время его существования) подготовлено 62 нотариуса.

Пока нет достаточного количества нотариусов со статусом медиатора, говорить о жизнеспособности высказанной идеи не приходится. Надо подготовиться – в первую очередь организационно, то есть учесть образовательный фактор. Заставить полюбить медиацию никого нельзя. Но понимать, что эта новая компетенция позволит выйти нотариату на новый уровень, надо.

Думаю, важно содействовать тому, чтобы нотариусы России посвящали 120 часов своего времени изучению общего курса медиации. В этом случае станут реальными как взаимодействие медиатора-нотариуса с нотариусами без статуса посредника, так и самостоятельная деятельность нотариуса по урегулированию конфликта с последующим заключением и удостоверением медиативного соглашения». 


Фото предоставлены пресс-службой МГУ имени М.В. Ломоносова


Теги: нотариус, медиатор, ФНП, Федеральная нотариальная палата, нотариат, медиативное соглашение