А судьи кто?

Медиация шагает по планете. Чтобы эта процедура была безопасной, а ее результаты были оформлены юридически грамотно, важно понимать позиции судов относительно формирующейся медиативной практики. Несколько ярких примеров рассмотрим в этой статье.

А судьи кто?

Все чаще граждане и юридические лица обращаются за урегулированием споров к профессиональному посреднику — медиатору. Чем популярнее становится медиация, тем чаще на рассмотрение судов попадают споры относительно заключения, исполнения и оспаривания медиативных соглашений.

Крупные представители бизнес-среды уже активно пользуются существующим инструментом. Например, ООО «Яндекс» (дело СИП-591/2020), Starbucks Corporation (СИП-712/2020), ПАО «Газпром» (дело А57-9491/2019). 

Медиативная оговорка в контрактах

Первый вопрос, с которым сталкиваются предприниматели, желающие включить медиативную оговорку в договоры компании, — это грамотное включение ее в контракты.

Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 22.06.2021 N 18 «О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства» четко сформулировано, что, если досудебное урегулирование спора является обязательным, исполнение данной обязанности выступает условием реализации права лица на обращение в суд (пункт 1 части 1 статьи 135 ГПК РФ, пункт 5 части 1 статьи 129 АПК РФ).

Медиация становится обязательным условием досудебного урегулирования спора в случае, если стороны заключили соглашение о применении процедуры медиации и в течение оговоренного для ее проведения срока обязались не обращаться в суд.

При этом и Верховный суд, и районные, и арбитражные суды и ранее приходили к выводу о том, что обязательная медиация (медиативная оговорка), предусмотренная договором, в нарушение требований гражданского законодательства (не предусматривающего обязательный досудебный порядок разрешения спора) нарушает права истцов. Следовательно, такая медиативная оговорка не будет являться обязательной для сторон (апелляционное определение Новосибирского областного суда от 13 ноября 2018 г. по делу N 33-11640-2018, Октябрьский районный суд города Новосибирска, определение от 4 декабря 2019 г. по делу N 2-4940/2019).

Также суды четко обозначили, что для признания соблюденным условия о медиативной оговорке соглашение должно содержать сведения, указанные в части 2 статьи 8 ФЗ-193, в противном случае условие об обязательной медиации может быть признано несогласованным (определение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 17 сентября 2018 г. по делу N 2-3917/2018~М-2941/18, постановление 15-го арбитражного апелляционного суда от 13 декабря 2013 г. N 15АП-18729/2013, Арбитражный суд Ростовской области, решение от 3 октября 2013 г. по делу N А53-13142/13).

Гарантии исполнения соглашений

Второй важный вопрос, который возникает у сторон при проведении процедуры медиации: каковы гарантии исполнения условий соглашения и несет ли медиатор какую-либо ответственность за свою работу?

С 2019 года нотариально удостоверенное медиативное соглашение стало иметь силу исполнительного документа. То есть, минуя суд, вы получаете исполнительный документ, который можете предъявить судебным приставам для принудительного взыскания задолженности.

Также свежая судебная практика говорит нам о том, что на основании нотариально удостоверенного медиативного соглашения может быть начата процедура банкротства должника (арбитражный суд Челябинской области от 23.06.21 по делу А76-9079/21). Такой подход придает дополнительный вес медиативным соглашениям. Даже если ваш должник не исполнил медиативное соглашение, вы без суда получаете не только исполнительный документ, но и возможность начать процедуру банкротства, если сочтете это необходимой мерой для защиты нарушенного права.

 

Что касается ответственности медиатора, то до недавнего времени бытовало мнение, что ответственность медиатора может быть только уголовная при его участии в преступных схемах. Однако в деле, рассматриваемом Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области А57-9491/2019, медиатор выступил соответчиком в споре о признании нотариально удостоверенного медиативного соглашения недействительным. Суд требования истца удовлетворил, взыскав с медиатора половину расходов на оплату государственной пошлины.

Учитывая имеющуюся практику, необходимо понимать, что с усилением роли и ответственности медиатора все чаще медиаторы запрашивают у организаций полный пакет документов по сделке, чем подстраховывают себя и стороны. К указанному факту необходимо относиться с пониманием, ведь каждая из сторон заинтересована в том, чтобы сделка не была оспорена в последующем.


В заключение необходимо отметить, что медиативное соглашение — это гражданско-правовая сделка. Любая сделка связана с рисками. Указанные риски предпринимателям поможет минимизировать юридическое сопровождение процедуры медиации. Также юрист порекомендует, как лучше оформить результаты процедуры, ведь медиативное соглашение не является единственным возможным результатом договоренностей сторон. Более того, порой сторонам более выгодно и правильно завершить процедуру медиации другими документами (например, дополнительным соглашением к договору, подписанием другого договора, соглашением о рассрочке платежа и др.).

Медиация — это возможность выбора. Право сторон самим разрешить свою ситуацию через призму их понимания справедливости и разумности. Судебная система признает, а в некоторых случаях и поощряет реализацию этого права сторонами конфликта.


Теги: медиация, медиативное соглашение, оспаривание медиативных соглашений, ответственность медиатора, уголовная ответственность, судебная практика


Мария Копылова

Юрист, профессиональный медиатор, член комиссии по медиации при Ассоциации юристов России, руководитель Новосибирского представительства национальной ассоциации медиаторов Паритет.